kivenkantaja
"Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы" - так называлась книга в руках электрика - монтажника, сидящего на верхней ступеньке исполинского столба, одного из тех, какими связаны линии электропередач - многокилометровые чрезвычайно напряжённые спагетти, уходящие далеко за горизонт, за окраину большого города. Он был одет в оранжевый плащ из комплекта спецодежды его смысла жизни, на его руках красовались толстенные резиновые перчатки, которыми едва удавалось перелистывать страницы.
Он уже не помнил как долго здесь находится и что вообще привело его сюда, какие люди, какие проблемы. Оголенный провод над его головой искрил и дребезжал устрашающими воплями, эта ЛЭП давно желала восстановления своей работоспособности, крича об этом с усиливающимся напором, а может и не только она, а может и весь мегаполис нуждался в этой единовременной услуге, дабы снова включиться в свои бытовые проблемы и жизнедеятельность, такую привычную и такую предсказуемую, нежели то, что происходило сейчас.
Электрик переворачивал очередную страницу, похоже, что книга подходила к концу, в его выражении лица продолжала назревать ясность и проявляться подползающее всё ближе понимание чего-то особенного, того, что он не осознавал вчера, но что теперь будет во сто крат понятнее, когда все логические схемы будут улажены, смысл будет приведен в порядок. Но вот наконец наступил момент почти эйфорический... Страница эпилога схлопнулась с остальной частью книги с особым усилием, десяток подглядывающих за происходящим ворон мигом разлетелись во все стороны с излюбленной жёрдочки. Испуганное каркание дважды обогнуло поле, оно отразилось от лесного массива, музыкально наложилось на потрескивание оголенного кабеля и также внезапно смолкло, как и появилось,теперь в округе остались лишь эти двое - просящий и дающий, пациент и доктор, проблема и её решение. Электрик сбросил перчатки, сбросил стесняющую грудь одежду, ни массивные очки, ни каска ему больше были не нужны. Резиновые сапоги, бывшие такими неудобными, полетели с 30 метровой высоты, время их полета словно замедлялось, позволяло совершить как можно больше кувырков, столкнуться с землей как можно удалённей от места бросания. Он схватил провод, сжал его обеими ладонями, с силой оттолкнулся от ступеньки и в мощнейшем прыжке воткнул провод в кубический ящик на другой стороне столба. Прозвучал победный щелчок, видно было как вдали моментально загорелись огни фонарей и окон домов... Электрик падал, под его ногами разверзлась пропасть, ускорение g быстро приближало к Земле, веки самопроизвольно захлопнулись.
***
Ха-ха-ха. Знаете? В тот момент перед его глазами не пробегала его жизнь, как это описывают в смазливых романах или оконцовке какой-нибудь плаксивой мелодраммы. У него вообще не было мыслей в тот момент. Было лишь ощущение. Описать, к сожалению, его теперь не предоставляется возможным, да и кто будет эту историю копать, ведь это же был лишь очередной несчастный случай на производстве!
Книга же, к слову, свалилась совсем рядом. Она упала разворотом вниз, санитар первой прибывшей на место медбригады, подняв её вслух прочёл лишь одну первую встречную фразу: "Редкостная чепуха! Как бы то ни было, все это меня немного успокоило." И затем всю дорогу к моргу её обдумывал.
11.10.12

@музыка: Insomnium – Decoherence