Колыбель ЧСВ

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:38 

***

А после я шёл по широким Питерским проездам, наблюдая закатное солнце над домами на набережной. В голове нарастала ожесточенная полемика, за и против подобных театральных представлений. С одной стороны, театральная постановка, пусть даже того же Шекспира, несёт в своём сюжете элементы воспитательного характера, в роде того,что "смотри, как бывает, не делай так" или "опасайся таких вот людей", или "будь добрее, чем этот... господин X". Всё замечательно. Верю, что до сих пор это действительно несло пользу, как подрастающему поколению, так и безнадежному старшему. Однако же времена изменились...
Второй оппонент спокойным рассудительным тоном заявлял о том, что не будь заготовлено в человеческих мыслях и сердцам таких шаблонов поведения, что нам приподносят деятели культуры начиная с древности, до эпохи возрождения и даже середины 20 века, всё могло было быть иначе.
В самом деле, чем поучителен колобок? От бабушки ушел, от дедушки ушел, проявил свободомыслие, или как говорит К. Воннегут "прижало свободой воли" - получи. От десятка зверей сбежишь, а всё равно в конец наказание получишь. Мысль? Не будь наивным, готовься к жестокости мира, раз готов сковать себя непринуждением и жаждой свободы!
Однако же... - продолжает оппонент, - если бы рассказ был о том, как ему везло во всём его приключении и он совершил множество добрых дел по пути, смысл был бы совершенно другим!!! Конечно, сейчас такой сюжет мало кто будет воспринимать нормально и с интересом, слишком сильны шаблоны, но говорю вам, времена меняются...
***
С такой "перестрелкой в голове" я добрел до китайской закусочной на Вознесенском проспекте. О, да, этот парень сегодня уже вкладывал в мою ладонь эту рекламку, пойду же посмотрю, соответствуют ли эти картинки действительности...

19:22 

Москва, Петербург, Омск, Достоевский.

17:37 

Редко настигает, быстро проходит, сильно задевает, оставляет гадкое послевкусие. Послевкусие того, что вся моя жизнь - сплошное ничтожество и все планы, разговоры, действия, мысли - всё не имеет цены, лишь пустота и смерть имеют хоть какое-то значение. И от того появляется стремление к безмолвию и абсолютному уединению, в котором останется лишь я и истинное я, то есть сознательное и бессознательное, и в безкомпромиссной схватке одно будет поглощено вторым. Это практически мечты, но также это лишь то самое послевкусие после безымянной встряски ЭГО. Ничего не хочется, смутные очертания того, как всё должно быть не соответствуют текущему. Сегодня в транспорте пришло понимание - чтобы развивать внутренний свет, я должен снова лезть в чужие жизни с советами и психоанализом, проявлять понимание и сочувствие, учить, наставлять, брать ответственность сразу за многих людей. Нет ничего, за что можно меня зацепить - вот состояние счастья, не иметь ничего. Глупость, очень странное стремление. Почему я? Никто больше этим не болен, наверное, во всяком случае я вижу, вижу, что люди счастливы обладая. Я даю это. Да, но это не то, что я должен давать... Пустота. Лучше чем витание в облаках. Хочется шутить, но получаются лишь едкие сарказмы. Чем дальше, тем глубже под завалами.
P.S. Карьера священника?

20:24 

P6060006.jpg



21:45 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:20 

КК. Фигуры перед зеркалом.

... Мы вышли на прогулку в худшее время дня: в полдень. Дон Хуан снабдил меня старой соломенной шляпой, как всегда, когда мы выходили на солнцепек. Долгое время мы шли в полном молчании. Я изо всех сил старался вспомнить все подробности своей истории. Было уже около трех часов, когда мы сели в тени кустов, и я наконец рассказал дону Хуану всю историю.

Когда я много лет назад изучал скульптуру в школе изящных искусств в Италии, у меня был друг-шотландец, который учился на искусствоведа. Самой характерной его чертой было потрясающее самомнение; он считал себя самым одаренным, сильным, неутомимым ученым и художником, ну просто деятелем эпохи Возрождения. Одаренным он действительно был, но творческая мощь как-то совершенно не вязалась с его костлявой, сухой, серьезной фигурой. Он был усердным почитателем английского философа Бертрана Расселла и мечтал применить принципы логического позитивизма в искусствоведении. Его воображаемая неутомимость была, пожалуй, его самой нелепой фантазией, ибо на самом деле он обожал тянуть резину; работа для него была каторгой.

Фактически, он был великим специалистом не по искусствоведению, а по проституткам из местных борделей, которых он знал множество. О своих похождениях он давал мне яркие и подробные отчеты - по его словам, чтобы держать меня в курсе чудесных событий, происходящих в мире его специальности. Поэтому я не удивился, когда однажды он ввалился в мою комнату крайне возбужденный, запыхавшийся и сказал мне, что с ним произошло нечто чрезвычайное и он хотел бы поделиться со мной.

- Слушай, старина, ты должен сам это увидеть! - заявил он возбужденно, с оксфордским акцентом, который у него всегда проявлялся при общении со мной. Он нервно зашагал по комнате. - Это трудно описать, но я знаю: это нечто такое, что ты сможешь оценить. Нечто такое, что ты запомнишь надолго. Я хочу преподнести тебе замечательный подарок на всю жизнь. Понимаешь?

Я понимал, что он был истеричным шотландцем. Я всегда посмеивался над ним и следил за его приключениями. И ни разу не пожалел об этом.

- Успокойся, успокойся, Эдди, - сказал я. - Что ты хочешь мне рассказать?

20:50 

***

Что же побуждает человека избрать собственный путь и таким образом вырваться, как из пелены тумана, из бессознательного тождества с массой? Это не может быть нуждой, потому что нужда приходит ко всем, и все спасаются конвенциями. Это не может быть и моральным выбором, потому что люди, как правило, выбирают конвенции. Что же тогда неумолимо склоняет выбор в пользу необыкновенного?

Это то, что зовется предназначением; некий иррациональный фактор, который фатально толкает к эмансипации от стада с его проторенными путями. Настоящая личность всегда имеет предназначение и верит в него; имеет к нему pistis, как к богу, хотя это — как, вероятно, сказал бы заурядный человек — всего лишь чувство индивидуального предназначения. Это предназначение действует, однако, как божественный закон, от которого невозможно уклониться. Тот факт, что очень многие погибают на собственном пути, ничего не значит для того, у кого есть предназначение. Он должен повиноваться собственному закону, как если бы это был демон, который соблазнял его новыми, странными путями. Кто имеет предназначение, кто слышит голос глубин, тот обречен.

К. Г. ЮНГ

17:35 

Случай в метро.

- Осторожно, двери закрываются, следующая станция - Бауманская, - оповестил пассажиров женский голос на записи, и поезд тронулся.
Вагон был полон, если не сказать переполнен, для вечера буднего дня - ситуация типичная. Это был тот самый знаменитый поезд "акварель", пространство которого включало целую художественную галерею из репродукций шедевров знаменитых русских художников.
Меня не интересовали картины. Я стоял, оперевшись на поручень левой рукой, мои голени подпирали коленки сидящих передо мной пассажиров. Это меня не заботило, я не утруждал себя оставаться на ногах в момент очередного закругления пути, я просто почти валился на людей, ограничиваясь лишь длиной задействованной в упоре конечности. Конечно, думаю, сидящих это раздражало, но они молчали, что же, это их дело. Внимание моё было обращено к звучащей в плейере меланхоличной инструментальной мелодии, как нельзя лучше соответствовавшей моему текущему настроению, текущему тонкой капелькой оттаявшей сосульки по грязному после зимы оконному стёклу.
Слева рядом со мной стоял невысокий пожилой мужчина в зелёноватом осеннем пальто. Он деланно засуетился, по-видимому, ему тоже предстоит выходить, что ж, я кивнул, не поворачивая головы, чуть обернулся к двери, давая понять впереди стоящим о наших с мужчиной намерениях. Все замерли в ожидании высвобождения из этой душной заперти.
Однако поезд перед станцией тормозить не стал, напротив, он еще только добавил скорости к и без того мотающемуся из стороны в сторону составу. Пассажиры занервничали, это было правда нечто из ряда вон выходящее, кто-то сообразил нажать кнопку вызова машиниста, после трех продолжительных гудков, в ожидании окончания которых замер почти весь экипаж кажется взлетающего вместе с поездом вагона поезда, последовал ответ: "Поезд захвачен. Через 3 минуты вы умрёте".
***
Далее, Господи, я не помню как у тебя оказался, просто одномоментно появился здесь. Да и, вероятно тебе это известно лучше меня, и вообще зачем я тебе всё это рассказываю, ведь ты знаешь обо мне всё. Прости, что не оправдал твоих надежд и прожил жизнь в пустую, поддавшись основным слабостям человечества как и все... И всё же дай мне еще один шанс, пожалуйста! Хотя... да что я спрашиваю, ведь ты всегда нас прощаешь. То есть... да, ты прав, я прощаю себя.

6 апреля 2012.

14:35 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:06 

Луну украли

Я чувствую это.

23:07 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:18 

Свежесть леса



02:16 

Хорошие

- Мам, отпусти! Я сейчас!
- Хорошо доча, только не отходи далеко! - последние слова прозвучали чуть громче, чем остальные, дабы наверняка донести их до стремительно удаляющегося адресата.

Маленькая девочка ловко вырвалась из толпы родственников и от клетки с семейством кошачьих она направилась к обширному вольеру с обезьянами. Приближаясь к своей цели плавно замедляла шаг и вскоре вовсе остановилась.

- Привет!
- При-ивет... - видно было, что произошедшее оказалось для мальчика в чёрной футболке слегка неожиданным, но и не менее интересным, и он в смущенном молчании ожидал продолжения.

- Ты хороший! - и она украткой поцеловав его в щеку, колыхнула воздушные массы прядью своих длинных тёмных волос, подарила мгновение наслаждения цветочным ароматом её шампуня, и умчалась обратно в горячо обсуждающую способности тигров к прыжкам толпу, улыбаясь по всю ширину рта, подскакивая и сверкая зелёным цветом своих счастливых глаз.

Мальчик неподвижно смотрел ей вслед, и уже когда она скрылась из виду, подумал, что наверное стоило удержать её или хотя бы узнать её имя,или что-то ответить, но тут же доподлинно вспомнил ощущение от прикосновения её губ и мгновенно расплылся в свойственной ему невинной улыбке.
День только начинался, а ощущение полета и тихой трепетной радости продолжалось потом, казалось, еще целую вечность.

31.05.2011

18:54 

Со "временем" началась узость восприятия,я чувствую это теперь,вскрыв фотоальбомы 2007 года.
Сидя на унитазе,я постиг мысль:
Фотографии - ничто иное,как природное стремление знать своё прошлое,иметь все эманации,бывшие в активе под рукой,но мы слишком примитивны,потому заполняем этот пробел этим достижением в области оптики,вместо направленного изменения позиции ТС.


14:15 

<Евангелие от Матвея>




23:56 



14:51 

Внимательно читая Кастанеду

13:11 

***

"Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы" - так называлась книга в руках электрика - монтажника, сидящего на верхней ступеньке исполинского столба, одного из тех, какими связаны линии электропередач - многокилометровые чрезвычайно напряжённые спагетти, уходящие далеко за горизонт, за окраину большого города. Он был одет в оранжевый плащ из комплекта спецодежды его смысла жизни, на его руках красовались толстенные резиновые перчатки, которыми едва удавалось перелистывать страницы.
Он уже не помнил как долго здесь находится и что вообще привело его сюда, какие люди, какие проблемы. Оголенный провод над его головой искрил и дребезжал устрашающими воплями, эта ЛЭП давно желала восстановления своей работоспособности, крича об этом с усиливающимся напором, а может и не только она, а может и весь мегаполис нуждался в этой единовременной услуге, дабы снова включиться в свои бытовые проблемы и жизнедеятельность, такую привычную и такую предсказуемую, нежели то, что происходило сейчас.
Электрик переворачивал очередную страницу, похоже, что книга подходила к концу, в его выражении лица продолжала назревать ясность и проявляться подползающее всё ближе понимание чего-то особенного, того, что он не осознавал вчера, но что теперь будет во сто крат понятнее, когда все логические схемы будут улажены, смысл будет приведен в порядок. Но вот наконец наступил момент почти эйфорический... Страница эпилога схлопнулась с остальной частью книги с особым усилием, десяток подглядывающих за происходящим ворон мигом разлетелись во все стороны с излюбленной жёрдочки. Испуганное каркание дважды обогнуло поле, оно отразилось от лесного массива, музыкально наложилось на потрескивание оголенного кабеля и также внезапно смолкло, как и появилось,теперь в округе остались лишь эти двое - просящий и дающий, пациент и доктор, проблема и её решение. Электрик сбросил перчатки, сбросил стесняющую грудь одежду, ни массивные очки, ни каска ему больше были не нужны. Резиновые сапоги, бывшие такими неудобными, полетели с 30 метровой высоты, время их полета словно замедлялось, позволяло совершить как можно больше кувырков, столкнуться с землей как можно удалённей от места бросания. Он схватил провод, сжал его обеими ладонями, с силой оттолкнулся от ступеньки и в мощнейшем прыжке воткнул провод в кубический ящик на другой стороне столба. Прозвучал победный щелчок, видно было как вдали моментально загорелись огни фонарей и окон домов... Электрик падал, под его ногами разверзлась пропасть, ускорение g быстро приближало к Земле, веки самопроизвольно захлопнулись.
***
Ха-ха-ха. Знаете? В тот момент перед его глазами не пробегала его жизнь, как это описывают в смазливых романах или оконцовке какой-нибудь плаксивой мелодраммы. У него вообще не было мыслей в тот момент. Было лишь ощущение. Описать, к сожалению, его теперь не предоставляется возможным, да и кто будет эту историю копать, ведь это же был лишь очередной несчастный случай на производстве!
Книга же, к слову, свалилась совсем рядом. Она упала разворотом вниз, санитар первой прибывшей на место медбригады, подняв её вслух прочёл лишь одну первую встречную фразу: "Редкостная чепуха! Как бы то ни было, все это меня немного успокоило." И затем всю дорогу к моргу её обдумывал.
11.10.12

@музыка: Insomnium – Decoherence

19:02 

Веня Дркин. Сказка про тараканчиков

Когда-то давным давно, когда люди не освоили еще всех трамвайных и троллейбусных линий, и трамвайные и троллейбусные линии вели куда-то в буераки, в овраги, в дремучие муромские леса, один троллейбус поехал и заблудился. И говорят, что однажды в полночь его можно видеть, он едет и весь светится огнями, как летучий голландец...

И вот, однажды, мне пришлось ехать из города Луганска славного в славный город Краснодон. Езды - минут сорок, время позднее. Мне нужно было проехать через весь город к какому-то перекрестку - там ходят рабочие автобусы. Стоял я час, стоял полтора и тут едет троллейбус. Естественно я, не раздумывая, прыгнул в него, в заднюю дверь, хлопнул по плечу какого-то мужчину в шляпе и говорю: "Мужчина, продайте мне талончик!" Он поворачивает лицо, изъеденное временем - "Ха-ха-ха!" - беззубым ртом на меня... Испугался я не на шутку и понял, что это действительно тот самый троллейбус-призрак. Ну, тут в репродуктор водитель: "Подойди-ка сюда, добрый молодец!" Испугался я не на шутку вообще... Иду, а все хохочут, тянут руки какие-то костлявые... Подхожу я к водителю. У него лобовое стекло завешано паутиной, вместо брелков висят настоящие летучие мыши - тоже посмеиваются о чем-то своем... А он и спрашивает меня: "Задай-ка мне такой вопрос, который в течении этих тысяч лет мне никто не задавал". И с трех попыток, естественно, как в любой сказке. Говорит: "Если задашь - отвезу тебя куда надо, если повторишься - будешь ездить с нами вечно". Тут у меня пот холодный градом - дзынь-дзынь - вот такие капли разбиваются о пол, говорю: "Сколько звезд на небе?" - "Ха-ха-ха!" - раз мне астрономическую цифру какую-то. Я говорю: "А сколько костей в теле собаки?" - "Ха-ха-ха!" - раз мне еще какую-то цифру. Думаю: "Ну, все..." И вот, буквально, крыша съезжает, чуть ли не в потере сознания - ну, согласись, страшно! Хватаюсь за поручень, весь обвисаю и тут такая мысль, абсолютно сквозная какая-то, говорю: "А почему тараканы не живут в поручнях троллейбусов?" Он призадумался, говорит: "Ты знаешь, такой вопрос мне еще никто не задавал... Я тебя отвезу, куда тебе надо". Я воспрял духом. Пауза... А потом он спрашивает: "А ты вообще знаешь, кто такие тараканы?" Я говорю: "Ну, там козявочки какие-то там, бегают..." - "Эх, приятель, да ничего-то ты не знаешь!" И вот он мне рассказывает легенду о тараканах. То есть, это самое начало... "Это мне еще рассказывала моя бабушка (можете представить, как это было давно)..." И вот он начинает рассказывать:

Когда-то, давным давно, когда люди еще не освоили всех трамвайных и троллейбусных линий, и эти линии вели куда-то в буераки, в овраги, в дремучие муромские леса, людей было очень мало, и вместе с людьми жили тараканы. Они были белые, пушистые, чуть побольше кошки и поменьше собаки, у них была мордочка такая острая, хвостик с кисточкой, добрые-добрые - все понимали, вот только говорить не умели. Жили вместе с людьми. Собственно, сколько людей, столько и тараканов. Питались за одним столом... Скажем, выходит семейство на ужин, тут же папа - таракан, мама - таракан, дети - между ними опять-таки тараканчики какие-то тусуются... Они все белые, пушистые, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, все добрые, все понимают - только говорить не умеют... Ему скажешь: "Принеси тапочки" - он приносит. Ему скажешь: "Замети" - он заметает. И у людей был, естественно, царь, и у него, естественно, была дочь. Как вы понимаете, она была - принцесса. И, естественно, пришло ей время замуж... Невтерпеж. Нашли какого-то принца привозного, всего в прыщах, привезли, худого-бледного... Свадьба. Людей поскольку было мало, собственно, всех во дворец можно привлечь. Позвали всех людей, позвали всех тараканов. А у людей был колдун, его звали Ых. Он жил где-то на выселках, в какой-то маленькой своей избушке, его лет триста уже никто не видел, все думали, что он и помер уже давно. Ан нет, он не помер. И вот забыли его пригласить, а он обиделся. И вот бежит один таракан - белый, пушистый, побольше кошки, поменьше собаки, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, весь свадебный, в колокольчиках, в каких-то ленточках... Пробегает мимо хаты этого Ыха, тут - бабах - гром, бубух - молния, таракан зажался весь такой, а сам - белый, пушистый, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой... И слышит такое проклятье: "Кто поцелует принцессу в день ее свадьбы, тот рассыпется на сотню тысяч мерзких существ". Испугался таракан, бегом во дворец. Забегает, ну, а тут, собственно, опупей-опофеоз там, горько... Поднимают за плечики этого принца привозного, поднимается эта принцесса, подводят их целоваться... И тут вбегает этот таракан, такой белый, пушистый, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, весь в бубенчиках, в колокольчиках, в ленточках... И он между ними втыкивается как-то, типа... Она его ножкой шарк так, отойди, мол... Ну, тут за грудки принца поднимает там... А он опять между ними, типа, нет, мол, нельзя, а сказать же не умеет... Все понимает, а сказать не может. Белый, пушистый, добрый, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, а сказать не может. И он опять "ыых", а она его ножкой там: "Папань, ну... Папань!" И тут его кто-то, типа, якобы вязать: "Ну отойди ж ты, что ж ты..." Он вырывается и где-то в последнем безумном прыжке такой подпрыгивает и языком ее в нос лизь... Тут же бабах - гром, бубух - молния и он тут же рассыпался на сотню тысяч мерзких существ.

Прошли века. Белые пушистые тараканы, как, собственно, и все белое, пушистое и доброе, в процессе эволюции вымерли. Остались вот эти козявочки и люди. Тараканы до сих пор живут вместе с людьми, едят с ними за одним столом. Все понимают, только говорить не умеют. А в проклятии Ыха был один постскриптум: "Тот, над кем совершится это проклятие, он сможет стать самим собой, если его тоже кто-то поцелует"...

Так что, если хотите себе друга - белого, пушистого, мордочка остренькая, хвостик с кисточкой, который все понимает, только говорить не умеет, наберитесь терпения, поцелуйте сто тысяч тараканов... Может быть, свершится чудо. А может быть, у вас просто помутится сознание и хотя бы вам покажется, что у вас есть такой друг...

13:11 

Что чувствуют профессиональные актеры?

Мне нравится одно самим собою придуманное сравнение, рожденное в беседе с Юрой за бокалом вина у него дома.
Тогда он говорил об избавлении на сцене от груза собственных грехов в момент забытия собственного я и подмены личности литературным персонажем. Безусловно, хороший актёр способен это делать безупречно. Не сомневаюсь, что и Юра был в достаточной мере талантлив в этом вопросе. Но дело в другом, тогда, за кухонным столом, он признался мне, ответил на не озвученный вопрос, почему же в этом театральном году он не блистал столь же гениально, но даже был несколько в растерянности в том, как ему играть, что именно и с какими ощущениями.
Сравнение гласило: труба с грехами в бочку души подключена слева, труба избавления справа, поток непрерывен. Юра тогда дополнил: чем шире диаметр правой, тем более нарастает скорость потока слева. Я раздумывал пол минуты, делая очередной глоток... Пожалуй, он был прав.
Так что же чувствует профессиональный актер на сцене в пылу сюжетных переплетений? И теперь я знаю ответ на этот вопрос.
И вот сейчас прозвенел третий звонок, допиваю какао и начинаю просмотр второго акта "Отелло".

главная